«Пусть матери рожают здоровых детей. Мы больше не в силах им помочь» Часть 2

Первая часть статьи по ссылке тут

Жизнь в Евпатории: «Пусть матери рожают здоровых детей. Мы больше не в силах им помочь»

«В 2013 году, — рассказывает Гальперт, — мы с моим научным руководителем, профессором Верой Сердюченко, заведующей лабораторий расстройств бинокулярного зрения в институте Филатова, не смогли организовать на базе нашего центра курсы по плеопто-ортоптике. Почему? Потому что главные врачи не могли понять, зачем им посылать к нам специалиста, если нет такой специальности».

В итоге плеопто-ортоптические кабинеты в государственных больницах начали массово закрываться по всей Украине. На смену им пришла частная медицина — современная, но очень дорогая.

Видимо, подобное будущее ждет нас и в России через несколько лет. «Детскую офтальмологию нельзя оставлять в ОМС, потому что эта система будет пытаться сэкономить на лечении. Эффективная кратность рекомендованная — от 6 раз в год, в детских садах — от 8 раз в год. А страховые компании будут согласны оплачивать максимум два раза», — уверен Гальперт.

Доктор приводит в пример опыт продвинутой Европы. « В 2002 году я был в Германии в составе официальной делегации, в Тюбенгенском университете — там известнейшая клиника. Я спросил: «Почему у вас такая проблема в области лечения амблиопии?». Оказывается, страховые компании в Германии могут заплатить два раза в год. Остальное — за деньги родителей, которые платить не в состоянии. А французы посадили эту проблему на бюджет государства. Систему взяли Советского Союза, и получили хороший результат. Это со слов профессора Сердюченко, я сам не был во Франции», — признается Гальперт.

Врач уверен, что детская офтальмология должна быть на бюджетном финансировании, как лечение туберкулеза, ВИЧ, потому что в этой области «должна быть строгая вертикаль и абсолютная ответственность перед государством за оздоровление детей».

«Нужно создавать механизмы оказания медпомощи и смотреть на результаты работы этих механизмов, а не спрашивать результат хозрасчетной или коммерческой деятельности», — говорит он.

Действительно, лечение офтальмологических проблем у детей — очень длительное. Оно занимает годы, а результаты видны не сразу. Учитывая специфику, необходимо, чтобы лечебные кабинеты были доступны. Ведь детям, обратившимся за помощью, курсы по 10-15 процедур назначают очень часто — не менее 4-5 раз в год.

«Скажите, какая частная система это выдержит?» — спрашивает врач. Отвечаем: никакая. Родители больных детей вынуждены будут либо жертвовать временем, чтобы возить своих отпрысков на лечение в республиканские центры в Симферополь, либо деньгами. А так как ни того, ни другого у современного человека практически не бывает в достатке, велика вероятность, что родители махнут на лечение рукой.

«В Черноморском офтальмолога нет двадцать лет...»

На 320 тысяч взрослого и 60 тысяч детского населения Северо-Западного Крыма осталось лишь 6 врачей офтальмологов из 27.

«В Черноморском районе детского офтальмолога нет двадцать лет, — перечисляет доктор Гальперт. — в Раздольненском — лет пятнадцать, в Первомайском — лет шесть, в Сакском остался один детский специалист. Взрослого офтальмолога в Раздольненском районе нет двадцать лет, в Черноморском — двенадцать, в Сакском — остались единицы. Да и в самой Евпатории из 14 специалистов осталось 9. И при таком недостатке врачей они убирают наш центр».

Гальперт говорит, что руководство евпаторийской больницы даже не заключило договоры с районами на оказание офтальмологической помощи.

Жизнь в Евпатории: «Пусть матери рожают здоровых детей. Мы больше не в силах им помочь» Часть 2

«В первую же неделю я предложил: давайте ездить по районам, заключать договоры. А мне сказали: «Зачем вам договоры? У них полис ОМС: к кому обратились, тому ОМС и оплатит». Нет, это не так. Мы на четыре миллиона наработали на приемах и лечении, а нам не оплатили. Более того, поликлиники, где нет врачей офтальмологов, готовы были с нами сотрудничать. Раздольненский район «на коленях стоял», потому что у них нет врачей. Черноморский район тоже. В результате они заключили договор с республикой (структурами республиканского уровня в Симферополе — прим.авт.)», — говорит врач.

Теперь для того, чтобы пройти лечение, маленьким пациентам придется ежедневно преодолевать расстояние в 70-120 км и тратить на проезд немалые деньги. И это мы называем оптимизацией?

Да, мы экономим на содержании клиник и зарплатах врачей, но в результате понесем огромные убытки, когда следующее поколение будет не в состоянии справиться с проблемами зрения у детей. Тысячи пациентов будут обречены на слепоту. И это при том, что ВОЗ приняла программу борьбы со слепотой во всем мире до 2020 года.

Об успехе центра говорит еще один факт. В украинские времена на аппаратное лечение в Евпаторию приезжали пациенты не только из близлежащих районов, но и с материковой России — опыт крымских врачей был востребован.

«Мы первыми в СНГ начали заниматься проблемами зрения у детей с ДЦП. Сегодня у нас в картотеке 3000 больных с этим диагнозом, — рассказывает Яков Гальперт. — В основном к нам ехали из Москвы, Тюмени, Сургута, Томска. Я задавался вопросом: почему они едут к нам, в Евпаторию? Теперь я знаю ответ: в Москве они могут получить лечение максимум один-два раза в год. А необходимо — шесть».

Для такой кратности нужно, чтобы лечебный кабинет был под боком. В условиях ОМС никто не мешает районным больницам такой организовать. Только реально ли это? Оборудование одного пелопто-ортоптического кабинета стоит около 10 млн рублей. Вряд ли администрации крымских ЦРБ самостоятельно решатся пойти на такие расходы. Выход один — отправлять в Симферополь.

Верните детских офтальмологов

Есть в России и еще она глобальная проблема: специальности «детская офтальмология» больше не существует. С одной стороны хорошо, что мы готовим универсальных специалистов. С другой — годы работы со взрослыми приводят к тому, что врач не знает как лечить детей, и наоборот.

«Нашим специалистам все равно. Мы в центре занимались лечением и взрослых, и детей. Поэтому сотрудники без труда перейдут во взрослую поликлинику. Но когда нет специальности и нет такой структуры, как межрайонные центры, возникает вопрос:

как можно из детского офтальмолога сделать взрослого? Детский офтальмолог работает с аномалиями рефракции, с косоглазием, с амблиопией — это 70 процентов его работы. Взрослый работает с глаукомой, с дегенерациями сетчатки, с катарактой, ретинопатией.

То есть, если врач не встречался с тактикой лечения глаукомы, то пересадить его во взрослую поликлинику, значит, навредить людям, которые придут к нему на прием. А теперь посадите взрослого в детскую: он никогда не сможет лечить косоглазие», — утверждает Яков Гальперт.

Получается, что уникальная система лечения и реабилитации, созданная в Евпатории в советские времена и пережившая страшные годы украинского безденежья, умерла уже в России. Межрайонный консультативный центр стал никому не нужен: ни местным медицинским чиновникам, ни функционерам от ОМС, ни властям.

Тревогу бьют лишь пациенты. Они готовы месяцами стоять в очереди и обивать пороги поликлиник лишь бы попасть к своему доктору. Многие узнали о том, что центр закрывается, лишь накануне нового 2017 года. У некоторых из них есть «запись» на февраль и даже на март, и они все еще ждут приема.

Яков Гальперт сам из больницы уволился — не выдержал развала своего детища. Сейчас он надеется, что евпаторийские власти задумаются и хотя бы на примере Северо-Западного Крыма воплотят в жизнь то, о чем говорили учителя врача — великие советские офтальмологи.

Жизнь в Евпатории: «Пусть матери рожают здоровых детей. Мы больше не в силах им помочь» Часть 2

«Крыму нужно сохранять то лучшее, что у него было, и развивать новое. Для этого детская офтальмология должна быть переведена на бюджетное финансирование, потому что ОМС приведет к неоправданной экономии в этой области — сократиться кратность лечения. Мы должны восстановить подготовку детских офтальмологов и медсестер по специальности «Плеопто-ортоптотика». Мы должны создать сеть кабинетов охраны зрения при районных больницах и центров межрайонной консультативной помощи при городах с населением более 100 тысяч человек. И тогда можно будет говорить об эффективном решении проблем зрения у детей», — предлагает Яков Гальперт.

А пока, уходя из больницы, он сказал коллегам: «Скажите матерям, чтобы рожали здоровых детей, потому что помощь им вряд ли будет оказана. Или скажите их отцам, пусть зарабатывают больше денег, чтобы их дети получили хоть какую-то помощь».

Источник: primechaniya.ru/home/news/january2017/pust_materi_rozhayut_zdorovyh_detej_my_bolshe_ne_v_silah_im_pomoch/?from=vk

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.