Этот громкий тихий час

Жизнь в Евпатории: Этот громкий тихий час
Привычно нажав на ручку двери отделения городской больницы, я почувствовала сопротивление. Дверь не поддавалась. Несколько секунд мы сражались, наконец, признав свое поражение и переведя дух я обнаружила прямо перед глазами объявление: «Тихий час с 14.00 до 16.00».
Часы показывали половину третьего, так что гулять мне предстояло еще долго. Собираясь уходить, понимаю, что меня что-то настораживает. Потом сообразила – «тихий час» тихим абсолютно не был: в коридоре гремело ведро, персонал с энтузиазмом перекрикивался, хлопали какие-то двери…
Поудивляясь, выхожу на улицу, а в голове настойчиво крутятся воспоминания об уроках по сестринскому делу. Преподаватель нам долго рассказывал о том, что медперсонал по отделению больницы должен передвигаться в мягкой обуви, чтобы не тревожить покой выздоравливающих (вообще-то употреблялось слово «больных», но мой вариант гораздо симпатичней). Возможно, сегодня сестер милосердия обучают по-другому?
Но ведь чувство такта должно быть присуще любому нормальному человеку, а уж у представителей медицины оно по определению должно быть каким-то гипертрофированным! Тогда как объяснить, например, слова старшей медсестры, адресованные одной посетительнице (сцену я наблюдала лично):
— Вот скажите мне, как я должна попадать иглой в вену Вашего мужа? У него же вен просто нет. И вообще, сегодня у него десятая – последняя — капельница, я отказываюсь ее ставить, — и на глазах изумленной женщины, ангел в белом халате разорвала назначение врача.
Кстати, все это — в полный голос, (заведующая отделением находилась рядом и стопроцентно все слышала), с последующим сетованием на мизерную зарплату и невероятную загруженность.
Бывают, правда, и смешные сценки.
Вот мужчина в симпатичной полосатой пижаме буквально пританцовывает около молоденькой сестрички. И в глазки ей заглядывает, и комплиментами сыплет… Наблюдая это, невольно восхищаюсь – человек лежит в отделении, куда его привезли явно на «Скорой», тем не менее у него есть силы (и желание!) хорохориться и заигрывать! Медсестричка краснела (новенькая, наверное), я улыбалась, а санитарка решила прекратить это безобразие довольно резко: на весь коридор раздался ее зычный голос:
— Василий Сергеевич, я вам баночку на тумбочку поставила, завтра прямо с утра не забудьте сдать анализы!
Больничный ловелас разом потух и скрылся в палате. Я укоризненно посмотрела на местную санитарку-кайфоломщицу. Она же набирала воздуха в легкие, чтобы сказать кому-нибудь очередную «приятность». Не желая стать новой жертвой, буквально испаряюсь из отделения.
Младший медперсонал – страшное дело!

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.